.


herta1p.gif (61 bytes)

Уильям Кляйн - Человек, который свободен.

Лилия ЯЩЕНКО
Журнал Фотомагазин №9 (28) 98

Как вы представляли себе мастер-класс под руководством Уильяма Кляйна? Думаете, он говорил о выдержках, наборе объективов и фокусном расстоянии? Конечно, вы так не думаете. И потом, разве только об этом хотелось расспросить художника?

herta1p.gif (61 bytes)

          Первые несколько минут аудитория, состоящая преимущественно из фотографов и журналистов, ошеломлённо молчала. Так, наверное, онемели бы артисты, увидев перед собой живого Шекспира. Кляйн не понимал, в чём дело, и, преодолевая некоторое недоумение, сказал: "Я не знаю, что вы обо мне знаете". Для начала рассказал автобиографию. Публика постепенно приходила в себя. "Мне бы не хотелось бесконечно продолжать свой монолог. Задавайте вопросы!" Хитрюги - журналисты в таких ситуациях пускают в ход старый безотказный приём: задают любые вопросы - нелепые, банальные, глупые, неуместные, наивные - какие угодно! Лишь бы завязался разговор. Это и был тот самый, классический случай: вопрос задавался не для того, чтобы получить информацию, а ради того, чтобы пообщаться с человеком. Чтобы понять, какой он, Уильям Кляйн - классик современной фотографии? Как он выглядит, как разговаривает, о чём думает?

          Спрашивали, например, о том, как люди на улицах относятся к тому, что их фотографируют? "Повсюду разная реакция, - поделился своими наблюдениями Кляйн. - Скажем, в Марокко - отворачиваются от камер, закрывают лица, потому что верят, что каждый фотоснимок отнимает частичку души. Забавный эксперимент мы провели в Америке и во Франции. Передвигались по улицам с плакатом, на котором было написано: "Улыбайтесь!" Реакция в Нью-Йорке и Париже была прямо противоположной. Американцы, следуя жизнерадостному призыву, улыбались навстречу фотокамере. Зато с фотографий парижан на нас смотрели хмурые лица. Что значит "улыбайтесь"? Французы не любят подчиняться приказам".

          Поинтересовались, как обстоят дела с профессиональным фотографическим образованием во Франции. Оказывается, едва ли лучше, чем в России. "Виль Кляйн - самоучка!" - говорит он сам о себе. Занимается ли он преподаванием? Нет. Ему это скучно.

          Он - автор книг и кинофильмов. Но, по его словам, книгу можно открыть на любой странице так же, как начать смотреть фильм с середины, и потому неверно понять авторский замысел. Фотография - единственный вид искусства, позволяющий в одном кадре максимально сконцентрировать суть. Поэтому ему крайне важно, видел ли его фотографии тот, кто задаёт вопрос. Молодого человека, спросившего: "Каковы Ваши сегодняшние пристрастия в искусстве?", Кляйн переспросил: "А что Вы видели из моих прежних и нынешних работ?" Парень смутился: "Те, что экспонировались в прошлом году, я не видел". "Тогда уходите! О чём мы будем говорить?" - он даже сердился беззлобно, с несходящей с лица улыбкой.

          Он произвёл впечатление человека, который свободен. Для него не существует иерархии по степени "великости". Он напрочь лишён завышенной самооценки. Когда он вошёл, ему даже не успели подать стул - вечный мальчишка, он подтянулся на руках и примостился на краю эстрады. Но это была не только внешняя свобода европейца, к которой стремятся и которой никак не могут овладеть русские. Это - свобода космополита, который сегодня волен жить в Париже, завтра - в Марокко. Сегодня - снимать фильмы или писать книги, а завтра - выйти на улицу с фотокамерой и снимать прохожих.

          На иные вопросы публика ожидала услышать в ответ глубокие теоретические выкладки. Он же отвечал по-детски просто. Настолько, что сомнений не оставалось - перед тобой гений. "Почему на многих Ваших снимках изображение в кадре располагается по диагонали, причём в 95% случаев - из левого нижнего угла в правый верхний?" Кляйн пожал плечами: "Я так держу в руках фотоаппарат. Может, это мой физический недостаток?" И засмеялся: "Я разрешаю вам строить диагональ в противоположном направлении. Снимайте, как хотите - правил не существует!"

          Что в профессии он делает для души, а что - ради денег? Ради денег снимает рекламу: "Не представляете, как это скучно!" Терпеть не может заказчиков, не позволяющих шагу ступить свободно: "Возвращаешься домой со съёмок, а на рабочем столе уже лежит факс капризного клиента: у модели юбка на 30 см длиннее!" Ничего не поделаешь - кто платит, тот заказывает музыку. Оказывается, и большие художники подчиняются прихотям сильных мира сего. С необходимостью заниматься рекламой приходится мириться как со стихийным бедствием. Так же, как с неизбежным влиянием рекламного фото на фотографию в целом. Но Боже сохрани ставить знак равенства между искусством и рекламой!

          Удовольствие ему доставляет работа над фильмами. Любимые кинорежиссёры? "Орсон Уэллс, Чарли Чаплин, Сергей Эйзенштейн, Павел Лунгин. Кто-нибудь из присутствующих слышал имя Павла Лунгина? По-моему, в Париже он известен больше, чем в России..." - сетует Кляйн. Сейчас он работает над экранизацией "Мессии" Генделя. В основе картины - религиозный сюжет, поэтому Кляйна интересуют нюансы христианских обрядов. Собственно, в Москву он приехал затем, чтобы посмотреть крестный ход на Пасху. "Заодно заглянуть на свою выставку", - добавляет Кляйн и опять улыбается.

          Именно таким он останется на невидимой фотоплёнке моей памяти: добрый седой старик с улыбкой ребёнка.

P.S. Уильям Кляйн гостил в Москве в апреле, когда в рамках "Фотобиеннале '98" открывалась его выставка фотографии моды. Редакция благодарит Московский Дом фотографии за содействие в создании материала и предоставленную возможность пообщаться с живым классиком.

 

Благодарим редакцию журнала Фотомагазин за любезно предоставленный материал

.


ProPhoto

Библиотека

.



У 1998-2001 Агентство Профессиональной Фотографии    
Тел.: (095) 924-7816, E-mail: app@aha.ru