.


herta1p.gif (61 bytes)

oblojka.gif (9156 bytes)Проявление таланта

(О книге-фотоальбоме Самария Гурария "Это история...".)

Фотография 4\1995
Борис Васильев

Человек должен оглядываться назад, чтобы видеть оставленное им на земле, ибо мы являемся на нее не брать - давать. Все, что удалось мне подсмотреть фотообъективом на военных дорогах, при встречах с самыми разными людьми, во время обычных, но всякий раз необыкновенных командировок, оставляю людям...

Самарий Гурарий

herta1p.gif (61 bytes)

          В этой книге не просто фотодокументы замечательного мастера Самария Гурария. Вглядитесь: это строгие очерки о людях, которых знает весь мир, и горькие новеллы о нас. О тех, кто семьдесят лет подпирал натруженными спинами Державу. stalin.jpg (10980 bytes)

          Детство ее было голодным и холодным. Шахты были затоплены, домны погашены, на заводах и фабриках свистел ветер, и безработные неделями стояли на всех биржах труда. А распухшая от голода деревня бежала во все стороны в поисках Ташкента - города хлебного. И детская безадресная обида на вернувшуюся несправедливость копилась и копилась во всех обездоленных душах пока власти не указали, кто виноват: кулак на селе, торгаш в городе и церковь во всей России. И запылали иконы, застонали колокола, зарыдали деревни, загремели залпы в городских подвалах и поплыли баржи в Соловки. И страшный голодомор тридцатых уравнял всех, выдав каждому полфунта хлебушка на сутки. Тяжелого, как сама жизнь, и жизнь показалась справедливой, как тот кусок хлеба. Пришло отрочество с его спасительным чувством стадности и веры в вожака. И даже запели: “Кудрявая, что ж ты не рада веселому пенью гудка”.

          Может быть, и вправду Держава, возникшая волей и силой, а не согласием и терпением, не нуждается в прошлом, живя в настоящем и веруя в будущее? Ведь как бы там ни было, а чудеса свершались. И самолеты летали дальше всех, и самое лучшее метро было в Москве, и папанинцы первыми обосновались на льдах Северного полюса, и праздники наши в самом деле были на нашей улице. А что при этом во все стороны летели щепки и любой мог стать этой щепкой, так ведь просеку прорубала Держава в дремучей тайге тысячелетних заблуждений. telega.jpg (16505 bytes)

          А завтра была война. Подобной не знавала мировая история. Не только потому, что в ней участвовали десятки стран и сотни миллионов людей. Весь мир был убежден, что дни Москвы сочтены, монетные дворы рейха уже штамповали победные медали, и даже сами москвичи дрогнули и толпами ринулись к последним свободным дорогам на восток. Паника заразительна, как чума, и, к сожалению, следы ее присутствуют и в этой летописи: ее автор Самарий Гурарий 17 октября 1941 года, с трудом сдерживая слезы, собственными руками уничтожил собственные архивы по приказу свыше, и можно только вообразить, каких бесценных работ нет в этой книге.

          Фашистский Голиаф предвкушал, как раздавит он практически смятую Красную Армию о стены Кремля, не понимая, что звенья ее - из стали, обладающей пружинной упругостью. А пружину раздавить невозможно - ее можно только сжать. И, дойдя до точки критического сжатия, пружина вдруг распрямилась, отбросив от Москвы атакующих гитлеровцев в окровавленные русские снега.katyha.jpg (7743 bytes)

          И когда сегодня я слышу, как кто-то лишает нас права на подвиг, а кто-то вообще удивляется - “Не в того вы стреляли, отцы!..”, я не возмущаюсь, я жалею. Жалею тех, кто так говорит, а еще больше тех, кто так думает. Они способны только на запрограммированное мышление, а по какой логике шли умирать московские ополченцы, им никогда не понять. Вспомним и низко поклонимся ополченцам в день Великой Победы: они на века дали нам пример истинного патриотизма. Их-то ведь никто не принуждал брать в руки винтовку, в большинстве своем в первый и последний раз в жизни. Жители клинских и солнечногорских деревень рассказывали мне, сколько оправ от очков осталось на полях сорок первого. И черных старомодных пальто. Гибли московская профессура, студенчество, забракованное военкоматами по здоровью, тихая служилая интеллигенция да мальчишки-допризывники. avia.jpg (6199 bytes)

          Летом 42-го окончательно стало ясно, что неистового энтузиаста невозможно переплавить в негромкого патриота. Энтузиазм - приемный сын идеи, а патриотизм - ,потомок Отечества своего, и тогда вспомнили об Отечестве. Вспомнили, что оно было и рождало своих героев, опираясь о нравственную силу церкви. И о героях вспомнили, и о церкви вспомнили, и о корнях своих хоть чуточку, а задумались, и аттестат зрелости наша Держава получила вместе с погонами. Теми самыми, которые в гражданскую войну срывали с собственной кожей: на смену РККА пришла Советская Армия, окончательно добившая Тысячелетний рейх.

          Наступила пора зрелости, такой же нищей и голодной, как отрочество и юность, только сил для энтузиазма уже не осталось. Энтузиазм истек кровью за 141 8 дней и ночей Великой Отечественной войны, его терзали надсадные хрипы застуженных глоток и фантомные боли оторванных ног. Лечить было некогда: города лежали в развалинах, в сожженных деревнях бабы пахали наhruhov.jpg (14623 bytes) себе, по трое впрягались в плуг. И холодная война в нашей интерпретации обрушилась на собственный народ. Сорная трава живуча. И даже когда умер Великий вождь, когда Н. Хрущевым был уничтожен ГУЛАГ, когда над планетой взлетел Юрий Гагарин, особых перемен не произошло. Хрущевская оттепель не могла остановить начавшегося великого оледенения Державы.

          Содержание Державы, то есть ее народ, все мы, расходилось с самой Державой. Афганская война стала последним толчком этого разлома: от Державы осталась одна оболочка с ее водородными бомбами, ядерными ракетами, тысячами танков и самолетов. И никакие брежневские поцелуи не могли вернуть искренность насквозь изолгавшейся правящей верхушке. Горбачев и его соратники поняли вероятность самораспада и во спасение Державы энергично принялись за косметический ремонт, громко названный “Перестройкой”. Однако ни плюрализм мнений, ни гласность, ни альтернативные выборы уже ничего не могло спасти, равно как и прежний державный метод карательных экспедиций в Тбилиси и Баку, Ригу и Вильнюс. Мечта вырубить социализм с человеческим лицом так и осталась мечтой: из великого оледенения не создашь теплого человеческого облика...

          Это не альбом иллюстраций, не бездумное фотографирование, а то счастливое озарение, которое есть проявление таланта. И этот талант оживляет саму историю так, как когда-то увидел ее замечательный мастер Самарий Гурарий.

Борис Васильев

.


ProPhoto

Библиотека

(с) 1998-2001 Агентство Профессиональной Фотографии    
Тел.: (095) 924-7816, E-mail: app@aha.ru