ProPhoto

Библиотека

herta1p.gif (61 bytes)

Фотография...

Вильгельм Михайловский о своем творчестве.

Журнал "Советсткое фото"  11/1988

herta1p.gif (61 bytes)

          Имя рижского фотохудожника Вильгельма Михайловского знакомо читателям "СФ" по целому ряду журнальным публикаций. Что привело его в фотографию? Как утверждает сам фотограф: увлечение живописью и поэзией. И действительно, от живописи у Михайловского - высокая пластическая культура, композиционное мастерство. От поэзии - способность увидеть необычное в обычном, одухотворить его, наполнить содержанием. 6.jpg (18732 bytes)

         Фотомастер работает в четырех основных жанрах: репортажные снимки, где камера Михайловского фиксирует событие, людей, и лица, их внутреннее состояние; портреты, первое ощущение от которых - необычность, необычность прежде всего в способности автора передать состояние духа своих героев; аллегорические композиции, которые принесли ему наибольшую славу, снискали успех на многочисленных фотовыставках, именно за эти работы получил Михайловский самые высокие награды и звания, в том числе международное звание ЭФИАП; и наконец архитектурный пейзаж, который фотомастер снимает без людей н машин, без вывесок н трамваев, без других признаков современного города.

          Недавно в издательстве "Планета" вышла монография В. Михайловского, в которой не только широко н разнопланово представлены работы фотохудожника, но и опубликованы его размышления об искусстве светописи. Сегодня на страницах журнала автор продолжает разговор о своих взглядах на фотографию, о характере своих творческих поисков.

          Я - часть реального объективно существующего мира. Проявить себя в нем возможно, доверяясь и отдаваясь искренности чувств. Обостренное восприятие мира дает возможность чутко реагировать на малейшие изменения в социально-психологической среде, предчувствовать развитие событий, ситуаций. Все, чем я живу, имеет самое прямое отношение к тому, что я делаю в фотографии. Все, что каким-то образом отражается моим сознанием, может отразиться и в моей фотографии. И это отражение может приобретать различные формы проявления через участие в жизненном процессе - в общении с людьми, в трудовой и духовной деятельности.

          В основе съемки - репортажный метод. Фотографирую, как правило, без предварительной подготовки. Я заранее не составляю никаких схем и планов предстоящей съемки, потому что сориентированное и зафиксированное воображение ограничивает свободу действий и выбора. Съемка - это своего рода игра воображения.

          Самое интересное, что есть в фотографии, - собственно миг фиксации изображения действительности. Я должен получить импульс восторга от восприятия действительности, тогда и снимаю: ищу точку съемки, определяю границы кадра, строю композицию... Все эти параметры определяю с большой долей риска - стремлюсь уйти от стабильных, надежных, оптимальных решений. На грани риска выше процент совмещения предчувствия реальности и достигнутой реальности.

          Импульсивность восприятия - первооснова любой съемки. Она вносит необходимую открытость, честность, непредвзятость по отношению к действительности. Я должен был с самого начала определить роль фототехники для себя. И решил, что мне необходимо самое простое оборудование, которое не будет меня связывать, позволит не отвлекаться во время съемки и дальнейшей работы на поиски чисто технических решений. Широкоугольный объектив "Руссар" (20/5,6) имеет очень большую глубину резкости, позволяет работать, не наводя на резкость.

          Я экономлю какие-то доли секунды. Они практически не имеют значения для сюжета. Ощущения, анализ ситуации в момент съемки хотя и скоротечны, но эти доли секунды позволяют уловить изменения в самом себе, свое отношение к снимаемому. Все, что окружает нас, неповторимо, уникально. В каждом мгновении что-то происходит - обновляется мир. Все вокруг изменяется с непостижимой быстротой, но больше всего изменяемся мы сами. Снимая, я должен воспринимать мир, пространство не только визуально, мне необходимо почувствовать его ритм, ощутить себя частью этого пространства. В фотографиях я хочу передать прежде всего свои ощущения, свое восприятие снимаемого.

          Творческое начало в любом проявлении открывается для меня неожиданным, спонтанно протекающим процессом, зависимым от многих причин и факторов. Ценность творческого акта заключается именно в возможности интерпретировать действительность. Как и каким образом в личности человека преломляется мир, который конкретен и развивается по своим объективным законам?3.jpg (24312 bytes)

          Для меня самое интересное не в "правильном" отражении окружающего мира, а в неожиданности преломления этого субъективно воспринимаемого мира в нас. Ведь мы имеем возможность его углубить, изучить, постигнуть!

          Восприятие фотографии - достаточно активный творческий труд. Мы постоянно находимся в окружении проблем (лично наших, проблем мира), нам не уйти от них - хотим этого или нет - и вот, на фоне этого реального проявления мира мы строим новый образный мир воспринимаемой фотографии.

          Осваивая воссозданный через фотографию новый мир, мы тем самым создаем эстетически достоверный предмет наших переживаний. Он создан психологическим аппаратом восприятия, нашими чувствами и сознанием через иллюзорную тонально-графическую знаковую систему фотографии. Этот мир существует только в нашем воображении.

          Восприятие фотографии - не прямой контакт с реальной действительностью, изображенной на ней. Это контакт на уровне образов, возникающих в процессе восприятия. Поэтому и мир, воссозданный нами, будет хотя и достоверный, но не реальный - образный.

          Фотография имеет особую ценность, когда посредством ее достигается передача идеи, а не только информации. Другое дело, что не всегда зритель подготовлен к восприятию фотографии, которая не несет в себе информативной конкретности, не так однозначно воспринимается, как чистая фотодокументалистика.

          Информационную фотографию можно воспринимать, находясь в заторможенном эмоциональном состоянии - работает рассудочное восприятие. Искусство же потому и искусство, что оно требует подготовленности, работы ума и души для его восприятия. Никто не скажет, что он готов в полной мере воспринять театр, балет, поэзию, музыку, если впервые войдет в этот мир. Необходимо иметь подготовку и соответствующую настроенность на восприятие данного акта творчества. Фотография тоже ждет подготовленного зрителя. Достоверность образа берегу и в лучших своих работах ее не теряю. Но достоверность художественного образа - не документ. В силу тех или иных причин не всегда удается создать образную фотографию, хотя и в документальной фотографии образ может и, на мой взгляд, даже обязан быть. Фотография позволяет смешать масштабы, творчески осмыслить и отобразить реально существующее пространство. Для зрителя фотография - это пространство, ограниченное самой фотографией, границами кадра. Но если работа удалась, она начинает жить особой жизнью, вызывает размышления, переживания. И время перестает быть мгновением - оно длится равно столько, сколько зритель будет думать о фотографии. Искусство во многом и ценно, и необходимо нам тем, что дает возможность каждому зрителю соучаствовать в построении образа. Фотография может помочь зрителю воспринять и осмыслить себя, свою жизнь, свои цели и задачи и одновременно общечеловеческие ценности.

          Где начинается "художественная фотография"? Очевидно, там где можно получить: эстетическое потрясение. Фотография способна этого достичь. Не имеет особого значения, как она сделана, когда, кем - если вы ощутили силу эмоционального, художественного переживания - значит фотография художественная, она есть, она состоялась.

          Приступая к работе над портретом, я, фотограф, принимаю на себя высокую ответственность не только перед портретируемым, но прежде всего перед временем. Эта ответственность заключается в нравственном и этическом аспектах фотографии, ее социальной значимости: фотографический портрет несет в себе авторское суждение - фотограф судит о человеке, а значит о времени.

          Неугасимость человеческого духа в фотографическом портрете проявляется с особой силой.

          Визуальный образ человека является средством постижения того, что по природе своей не может быть открытым, обнаженным - приближает нас к пониманию сути личности. Способность индивидуума через видимое воспринимать глубинные проявления душевного состоянии другого человека, постигать потаенное, сокровенное представляется мне одним из самых великих достижений духовной, интеллектуальной, этической культур человечества. 10.jpg (14050 bytes)

          Меня волнует в людях прежде всего пережитое ими. Этим и определяю смысл портретной фотографии - сохранить во времени хотя бы частицу того, что пережито, прочувствовано и изведано не вообще людьми, а конкретным человеком. И если передо мной известный художник (писатель, композитор, актер,. ), то я смотрю на него не только через известное знание его творчества. Жизненные страсти и потрясения оставляют в душах н на лицах людей более точные характеристики, нежели самые подробные жизнеописания и их собственные свидетельства.

          В часы, совместно прожитые с портретируемым, я приближаюсь к пределу своих возможностей восприятия мира, наполняюсь им, испытываю самый высокий душевный подъем, самое полное удовлетворение от прожитого и пережитого в моей собственной жизни.

          Творческий акт фотографа-портретиста - всего лишь попытка на основе взаимного откровения прикоснуться к истине, в которой отражен весь мир. Это прикосновение обжигает краткостью мига.

          Высокое самоорганизующее начало должно присутствовать на всех стадиях работы фотографа над портретом. И если человек не смотрит взглядом открытым, доверительным, причина тому я сам - фотограф. Как правило, мы можем видеть лицо настолько, насколько человек позволяет себя видеть.

          От фотографа требуется иное зрение, не буквальное, а основанное на сложнейших психологических и этических отношениях, возникающих между фотографом и портретируемым.

          В портрете отражается видение мной видящего меня. Когда я подолгу вглядываюсь в лицо человека, то ответный взгляд высвечивает в моей душе такие оттенки, которых я и не предполагал, - поэтому большая часть моих портретов автопортретна. Видение в фотографическом портрете - это взаимодействие человеческих душ. Во многих моих портретах душевные состояния разных людей объединены близкой мне идеей всеобщности, которая сближает нас на уровне духовного родства. Вглядываясь в бесконечную глубину глаз человека, я наполняю емкость эмоциональной памяти, которая создает множественность представлений о человеке.

          Фотографический портрет - это кристаллизация многообразности личности человека в целом, едином предположении о нем. Фотографический портрет с присущей только ему достоверностью, учитывая прошлое, отражает настоящее, обращается к будущему. Выявляя духовные ценности личности, а значит и ценности культуры своего времени, сам является неотъемлемой составляющей частью данной культуры. В фотографическом портрете происходит наложение двух пространств: бесконечного пространства времени и безграничного пространства души человеческой. Уровень совмещенности создает объемность образа человека.

          Я стремлюсь снять с лица случайное, преходящее, вторичное, освободить его от “суеты сует”. Это существенное проявление моей воли - помочь приблизиться к истинному состоянию, войти в ритм душевного равновесия. В остальном я полагаюсь на естественное, непроизвольное, непредсказуемое проявление сути личности. Предварительное знание о человеке, его жизни, творчестве, которыми располагаю, стараюсь отвести, исключить, снять, так как знание предполагает дальнейшую работу ума. Мне же необходимо вначале воспринять человека сердцем. Сходство в портрете для меня не имеет решающего значения - я не знаю, с чем сравнивать. В каждом человеке столько противоречий, что крайние проявления их не только будут иметь существенные различия, но и достигнут уровня взаимоисключения. Какое там сходство?

          Калейдоскопичность впечатлений формирую в монументальность образа. Для этого стараюсь не бросаться из крайности в крайность. Если удается ухватиться за соломинку в безбрежном море впечатлений, тогда и выныриваю в одно единственное решение образа.

          Источник света предпочитаю естественный. Небесное светило сохраняет первозданную пластичность лица и несет в себе животворящее начало для творческой работы. Людей неинтересных для фотографии в мире нет - в каждом существует красота, которая может озариться внутренним светом. Зажечь этот свет (хотя и очень редко) может и фотограф. Многие впечатления отразились на моих эстетических и нравственных воззрениях. Но самым большим потрясением, оставившим рубцовый след в моей душе, сформировавшим мое понимание портретного искусства фотографии (да и вообще фотографии), было осознание первой, а затем и каждой последующей потери - ухода из реального “живого” мира человека, оставшегося в моем портрете.

          На свои портретные работы мне хотелось бы посмотреть через призму времени. Время - критик и судья, оно снимает мнимые достоинства (или несовершенства), которые современники изображенного вносят своим восприятием, оставляя только истинное. Обрести свое восприятие мира помогли мне живопись и поэзия, увлеченность которыми принесла столько разочарований и надежд. Затем в мою жизнь ворвалась фотография - неожиданно и всепоглощающе. Всего себя отдал постоянной, самозабвенной, изнуряющей, вдохновенной работе - фотографии.

          Я не ограничиваю свой фотографический взгляд - мне интересно все, что можно постигнуть через фотографию: пейзаж, архитектура, портрет, человек в активном проявлении, обнаженная натура…

          Самое интересное возникает на стыке различных фотографических жанров, на первый взгляд не всегда совместимых между собой в сложных монтажных соотношениях реальной действительности. Собственно, еще и поэтому я стремлюсь охватить фотографию как можно шире, активно используя метод монтажа наряду с различными приемами, способствующими раскрытию моего видения. Монтаж для меня - не самоцель. Сам по себе он не утверждает меня ни фотографом, ни художником. Монтаж - это просто метод, который более всего подходит моему образу мышления, философии преобразования.

          Фотография не является для меня регистрацией, фиксацией реальной действительности. Реальность действительности преобразуется здесь в реальность художественных образов. Фотография - реальность преобразования. Фотографическое пространство в законченной работе - это целостность, воспринимаемая обще. Фотография - это полифоническое звучание образов. Объединение свободных самостоятельных образных структур в стремлении к абсолютной гармонии. Нет главного, нет второстепенного - есть единое целое. Только затем начинается не однозначный, многоходовой путь зрителя по системе образов. Суть классического монтажа - разрушить привычные фотографические связи с тем, чтобы создать новые визуальные структуры на основе фотографии.

          У меня цель другая: сохраняя возможность фотографии точно и достоверно передать реальность происходящего путем неожиданных смещений понятий, определений, образов, концентрирую сознание зрителя на волнующих меня проблемах, ситуациях, вопросах. Изображение должно соответствовать нашим реальным представлениям о мире: если что-то и не совсем обычно, то, во всяком случае, возможно. 11.jpg (7980 bytes)

          Этот метод работы требует исключительной точности, сосредоточенности, внимания, легкости и непринужденности, определенной степени вдохновения. Появление опыта, освоение сложностей работы с несколькими негативами сделали процесс печати более творческим, появилась возможность импровизации. И этот процесс стал для меня еще одной возможностью передать свое ощущения мира, жизни.

          Из-за сложности и концентрированности усилий повторяемость результатов практически исключена. Поэтому многие работы не поддаются тиражированию и находятся только в авторской коллекции.

          Перед автором всегда стоит задана - донести до зрителя свои идеи, взгляды. Для этого необходимо создать активную, мощную фотографию во всех аспектах ее восприятия - от формальных до смысловых. Чтобы зритель из сотен фотографий остановил свой взгляд на твоей, чтобы еще на допонятийном уровне фотография воздействовала на зрителя.

          Концентрированность усилия, мощный эмоциональный заряд, вложенный при создании фотографии автором, оказывает свое влияние на ее восприятие зрителем - появляется какой-то импульс, вера. Эта энергия находится на поверхности фотографии. Каждый квадратный сантиметр площади должен нести смысловую нагрузку, каждая деталь фотографического изображения должна звучать энергично и образно, как строка хорошего стихотворения. Важно достичь такой завершенности, которая обретает силу символа. Чтобы к этому прийти, в процессе поиска нельзя дать ослабнуть эмоциональному напряжению, необходимо максимально сохранить творческий накал и над каждой фотографией работать так, как будто это твой последний

          Я активно использую образ прикосновения. В этом акте мне представляется необычайная сила взаимоотношений человека с миром, с ему подобными. Незавершенность этого действия сильнее, нежели открытое объятие, в нем столько недосказанности, столько неизвестного - впереди, в его развитии, могут быть самые высокие душевные порывы. Сам я всю жизнь жду прикосновения, но часто получаю удары - пощечины.

          И все же я не могу сказать, что у меня были периоды неудач как в жизни, так и в фотографии, потому все, что было в моей жизни, находит затем отклик в моей фотографии. И я ценю этот психологический фактор накопления - эту своего рода аккумуляцию чувств. Все пережитое возвращается к тебе.

          Горе - это такое же проявление чувств, как и радость. И в фотографии должно быть - если горе, то непременно сильное, чтобы оно и в зрителе вызвало сострадание; если счастье, то настолько яркое, чтобы и другого человека сделало счастливым. Среднего проявления быть не может - это безликость, и не только фотографии - самой жизни.

           Творить - значит работать постоянно, воспринимать колоссальный труд, как высшую осознанную радость бытия. Концентрации сил, необходимость постоянства остроты и тонкости мироощущения возводят творческий процесс в фотографии в степень драматическую. Не каждый способен выдержать эти эмоциональные сверхусилия.

           Фотография - это постоянное преодоление. И труднее всего преодолеть препятствия, заложенные в самом себе. Как то сокровенное, что горит в тебе, перевести на язык искусства фотографии?

           Поистине зло для творчества - находиться в рамках заранее обусловленных, понятиях закрепощенных. Попытки отказать фотографии в использовании вдохновенной образности - полета воображения, фантазии - обезличивают ее.

          Человеку испокон веков присуще стремление к полету, ощущение его бередит душу, обжигает сознание. Образность в фотографии - это нервная ткань в сюжетном построении, просто грамотная, профессионально точная фиксация жизненного материала не дает импульса ни для ума, ни для сердца.

           Пространство для творчества необъятно, беспредельно, неисчерпаемо - жизнь! Самая обычная, каждодневная, благословенная.

          Надо затратить необычайно мощную жизненную энергию, чтобы выкристаллизовать из такой многообразной, неповторимой, обновляющейся, быстротечной жизни ее главные ценности - непреходящие, вечные.

          До такой степени необходимо сконцентрировать свои усилия, жизненные ресурсы - сгореть! - чтобы достичь желаемого?

          Создать яркую, проникновенную фотографию возможно при максимальном проявлении личных качеств: гражданских, нравственных, профессиональных. А для этого фотограф непременно должен быть личностью!

          Я понимаю, что при самом честном отношении к творчеству, взыскательной требовательности к себе всего лишь очень незначительную часть своих потенциальных возможностей смогу переплавить в фотографию.

          И я думаю, что самое страшное в жизни для художника наступает тогда, когда ты понимаешь, осознаешь: все, что мог, - сделал. Необходимо учитывать этот момент - жизнь сурова и драматична.

          Придет ли каждый из нас к этому пределу? Себе я желаю этого.  Любое представление моих работ зрителю (показ на выставках, творческих встречах, публикации) приносит вначале состояние утраты чего-то очень личного, потаенного - возникает ощущение обнаженности перед миром. Но это не угнетенность потерявшего. Подобная обнаженность ведет к обретению: появляются единомышленники в творчестве и жизни, растет лагерь оппонентов.

          И все же главной, если не единственной силой и поддержкой в моей многотрудной работе, основанной только на чистом энтузиазме и свободной воле, является убежденность, что и моя фотография, сохраняя, донесет до других мироощущение моего времени, моего поколения, моей судьбы.

           Самую острую боль и ни с нем несравнимую радость восприятия мира принесла мне фотография. Всегда в неоплатном долгу перед ней, перед зрителем - соучастником творчества.

          Фотография? Фотография! Фотография...

 

.

diodora-room.ru

ProPhoto

Библиотека

.

diodora-room.ru


У 1998-2001 Агентство Профессиональной Фотографии    
Тел.: (095) 924-7816, E-mail: app@aha.ru




diodora-room.ru