InterReklama advertising
InterReklama Advertising Network

С КИНОКАМЕРОЙ В ТАИНСТВЕННОМ МИРЕ ПТИЦ И ЗВЕРЕЙ

ПТИЦЫ ЛЕССОВЫХ СТЕН

ИШТВАН ХОМОКИ-НАДЬ

КОРВИНА \ БУДАПЕШТ 1957г.

herta1p.gif (61 bytes)

          Из-под брезента торчат короткие и длинные лестницы, на жестяном полу грузовика лежат толстые веревки, расположены в ряд полотнища свернутых палаток. Глубокую тишину нарушает лишь жужжание мотора и эхо, раздающееся в раскаленных от зноя песчаных стенах. Мы прибыли к входу в покинутую теперь Лабатланскую каменоломню.

          Тысячелетиями откладывал здесь ветер пыль выветривавшихся горных пород, образовав, таким образом, пласты лесса, вышиною с целую башню. Уже полстолетия прошло с тех пор, как здесь отзвучало эхо последнего удара кайла, и с тех пор лишь извивающийся в зеленой траве ручеек рассказывает раскаленным песчаным стенам сказки о минувшем.

           Романтическая картина... Проводив глазами уходящую машину, мы обращаем взгляд к отвесным стенам, достигающим 40 метров высоты.

          Здесь наверху нам надо найти пещерку с входом не больше 20—25 сантиметров, в которой мы хотим заснять с расстояния в один метр золотистую щурку, с экзотически ярким оперением — самую красивую птицу нашего континента — выводящую своих птенцов в этих пещерках.

          Под зеленым шатром куста бузины мы устанавливаем подзорную трубу с шестнадцатикратным увеличением и осматриваемся кругом. Над нами протянуты тросы, на которых неподвижно повисли брошенные бадьи, перевозившие когда-то песок.

          Через двадцать минут раздается первый птичий голос — ритмически прерывистое “тюрр”... Постепенно он усиливается, кажется, что где-то под землей звонят спрятанные там стеклянные колокольчики. Проходят еще две-три секунды и над отвесными стенами узкой котловины появляются миниатюрные драконы, окрашенные в яркие цвета.

          Это щурки. Они реют над долиной, одна, вторая ... их становится все больше, и скоро в воздухе уже кружится несколько дюжин. Крылья их распростерты, длинный хвост раскрыт веером, солнечный свет проникает через оперенье. Кажется, что вокруг тебя летают странные, крошечные абажуры из раскрашенного пергамента с маленькой матовой лампочкой внутри.

          Чудесное зрелище. Особенно, когда, описав плавную дугу, они снижаются . . . птичьи тела вспыхивают в солнечных лучах лимонно-желтым, переливаются сине-зеленым, светло-каштановым, попеременно сверкая то белым, то черным великолепием своего оперенья.

          Потом красочный воздушный хоровод кончается. Подзорная труба движется, следуя за замедленным планирующим полетом птиц; они исчезают в темнеющих на отвесных стенах отверстиях — входах в пещерки, где гнездятся щурки. Эти входы находятся на высоте тридцати пяти метров от дна долины, на самом верху стены. И там-то нам надо будет их фотографировать... На следующий день мы проложили в рыхлом песчанике подобие горной тропинки, вбили костыли, чтобы за них держаться и, подтягивая друг друга, вскарабкались к покинутому карьеру.

          После многих усилий мы добрались, наконец, до поросшей травой вершины холма. Под нами лежит небольшая долина, покрытая лесом, вдалеке в серебристом тумане блестит Дунай. Внизу, как чьи-то подозрительные глаза, темнеют дырки, в которых гнездятся птицы.

          Чтобы выдолбить свои пещерки, щуркам приходится тяжко трудиться несколько недель. Сначала выдалбливается вход, а затем подземный коридор диаметром три-четыре сантиметра. К концу работы клюв птицы прекрасно отточен.

          Мы откопали два совершенно готовых миниатюрных жилища, чтобы изучить их интересное строение.

          Начиная с вершины холма, мы орудовали киркой и заступом. Потом осторожным постукиванием установили положение птичьего хода в песчанике. Только препарирование крылышка бабочки может сравниться с этой тщательной и кропотливой работой. Мы копали сантиметр за сантиметром, пока перед нами не раскрылся весь потайной ход.

          Маленькая “катакомба” шириной в запястье идет внутрь горы сначала горизонтально, а затем слегка поднимаясь. Таким образом, она защищена и от горячих солнечных лучей и от весенних ливней.

          “Детская” находится приблизительно на расстоянии 130 сантиметров от входа. Здесь туннель расширяется, напоминая по форме опрокинутую сковородку для блинов. Под твердыми низкими сводами жмутся друг к другу птенцы.

          Это настоящая мертвецкая. В природе часто наблюдаются странные вещи; здесь, например, стены покрыты толстым слоем тысячей трупов пчел и ос, сотнями крылышек бабочек в белой пыльце.

          Как же они сюда попали? Штукатурщиками были птенцы. Они выделяют неудобоваримый хитин насекомых, приносимых им в пищу родителями, в виде маленьких сырых комочков, а затем, ворочаясь размазывают их по стенам. Когда эти комочки высыхают, на песчаном своде “детской” образуется кладбище с многочисленными покойниками.

          Энтомологи исследовали потом через микроскоп посланные нами останки насекомых, сортировали по пробиркам пчелиные жала, осиные крылышки, головы полевых клопов.

          Был сделан также план пещеры щурки. Целыми днями работали чертежники, нанося на огромные листы бумаги с помощью линеек и других инструментов чертежи этих проходов, их контуры, продольные и поперечные разрезы.

          Наконец в один прекрасный день настала и наша очередь приступить к “тяжелой работе”: пора было начинать съемку. Песчаные стены легко осыпались и поэтому были чрезвычайно опасны. Кроме того, у нас не было ни одной лестницы длиной в 30—40 метров. Следовательно, надо было придумать что-нибудь другое.

          На вершине холма мы врыли глубоко в землю длинные бревна, предварительно сняв с них кору. На них мы укрепили канаты, к концам которых привязали большую лестницу из ясеня, и спустили ее вниз. Так я спустился в бездну, и это было настоящее акробатическое упражнение. В самом деле, совсем необычайное ощущение — висеть на огромной высоте над морем песка.

          Одной рукой я цеплялся за качающуюся лестницу, а в другой держал пятикилограммовый молоток, которым вбивал в стену штатив. Это была диковинная штука, трезубец из тяжелой кованой стали с корпусом в виде буквы S, который я горизонтально вбил в стену. Такая изогнутая форма уменьшает вибрацию аппарата.

          Мне нужно было вбить штатив в стену почти на метр. Через три четверти часа тяжелой работы мне это удалось, но мелкая осыпающаяся пыль попадала мне в глаза и под конец засыпала целиком, как будто я рыл колодец где-то в Сахаре.

          Наконец дело было сделано; несмотря на рыхлую стену, штатив держался крепко, трезубец не давал ему опрокинуться. Укрепив на нем киноаппарат “Камефлекс”, я приключил к нему управляемый на расстоянии электрический спуск собственного изобретения (нужно только нажать кнопку, чтобы включить аппарат и заставить его работать). Затем мы накрыли аппарат шелковым чехлом песочного цвета и протянули электрические провода к наблюдательному пункту.

          Недалеко оттуда в стене лесса зияло вымытое дождем и высохшее углубление, похожее на огромное ласточкино гнездо. Я влез туда, а сверху меня прикрыли зеленым брезентом. Помните известный цирковой номер? . . В начале представления в землю под ареной цирка закапывают настоящего или лжефакира, а под конец вытаскивают оттуда обессиленного, шатающегося человека... Так было и со мной.

          С моего наблюдательного пункта я мог следить за тем, что происходит у входа в пещерку только через отверстие величиной с ладонь. Птица же могла в любой момент с быстротой молнии шмыгнуть в него, поэтому я не решался отвести глаз от наблюдательного отверстия. Был июль, стояла адская жара, а я несколько дней просидел с 6 часов утра до 8 вечера почти совершенно неподвижно на сыром дне углубления, находившемся в стене на высоте 35 метров ...

          Но за все это я был вознагражден в момент, когда птица появилась. Она остановилась в воздухе над отверстием и, трепеща крыльями, осматривалась кругом. Ее черная тень двигалась по раскаленной стене, как будто на белом экране в каком-то особенном ритме плясали очертания летучей мыши. Затем она вдруг сложила крылья, бросилась к отверстию, оглянулась (как мелькали в это время цветные кадры!..) и скользнула в свой туннель.

          Здесь мы сделали только несколько съемок. Фильм же был почти целиком заснят в окрестностях Тахито, довольно далеко от села, на берегу широкого Дуная (фильм “Геваколор”, 423 метра, заснят в 1950 году).

          Мы разбили наши палатки под столетней ивой. Кухню мы устроили под кустом дикой смородины, и каждый вечер дядя Дини делал настоящие пиротехнические опыты, изучая, что горит лучше под нашим котелком : сырые листья бузины, ивовые ветки, с которых капала вода, или клейкая кора осины...

          Днем мы почти не бывали около наших палаток, мы были заняты работой с утра до вечера.

02.jpg (15814 bytes)          Сначала мы делали снимки, характеризующие образ жизни щурок. Это означало, что мы, то в качестве режиссера, то оператора, а то и просто вьючного животного тащили тележку на резиновых шинах, на которой стоял наш съемочный аппарат. Моя жена — главный техник по обработке моих фильмов — в этом фильме была произведена в “кинозвезды”. Понемногу для нее стал ясным простой факт, что на первых порах деятельность киноработника это не что иное, как таскание тележки. Так искали мы места гнездования щурок.

          Искать пришлось недолго. На расстоянии нескольких ружейных выстрелов от берегов Дуная однообразие горизонта нарушают лишь низкие холмики, и ветер, вырывая воронки в песке, кружит его в воздухе, словно там пускает волчок спрятавшийся великан.

          Тут живут птицы, обитательницы лессовых стен.

          Теперь я опишу несколько типичных кадров из уже готового фильма.

          С места ночлега отправляется на охоту кровожадная куница в своей коричневой шубе.

          Бледно-голубое яйцо падает на землю, разбивается, медленно растекается желток. Вверху на дереве куница грабит гнездо черного дрозда.

          Такая судьба часто постигает одинокие беззащитные гнезда.

          Синица прячет свое семейство в закрытое дупло, но все же случается, что куница протягивает в дупло лапу и одного за другим вытаскивает птенцов. Что поделаешь, дупло тоже не всегда защищает от пронырливого врага!..

          Выдолбленные в лессовых стенах пещерки для высиживания птенцов защищены гораздо лучше. Дюжинами расположены они в ряд одна над другой. Повсюду легко осыпающийся песок. Здесь в рыхлой почве живут суслики; на раскаленной земле цветет красная алкана, среди обломков породы — белена, наверху над лессовыми стенами — молочай. По его пышным листьям ползет огромная гусеница молочайного бражника.

          Среди стрижей и щурок тревога. Причина понятна : на утреннюю охоту вышел еж. Он что-то отыскивает, принюхивается, пытается влезть наверх, напрасно: птичьи катакомбы недоступны.

          Появляется группа естествоиспытателей. Они выкапывают подземную птичью пещерку. Как снег, белые лежат в ней круглые яйца щурки, отливая матово-шелковистым блеском.

          Люди исследуют стену. Полевой воробей с головкой каштанового цвета тоже гнездится в этих пещерках и носит своим птенцам огромное количество насекомых.

          Но больше всего в этой птичьей колонии все же щурок. Они порхают вокруг, влетают в дырки, кормят там птенцов и иногда выходят из пещерки хвостом вперед.

          Они очень боязливы, легко пугаются. У входа в свой дом взрослые щурки видят занесенное туда ветром крылышко бабочки-капустницы и в течение нескольких часов не решаются войти в гнездо... они взволнованно порхают, советуются между собой: уж очень подозрительным кажется им это безобидное крылышко. Проходит много времени, пока инстинкт заботы о своем потомстве побеждает страх, и они, наконец, летят к птенцам.

03.jpg (15684 bytes)          В сорокоградусной жаре песок раскаляется, горячий ветер треплет соломенную шляпу “кинозвезды” — моей жены, бегущей по краю обрыва с клубком пакли в руках. Куда же она так спешит? Воспользовавшись отсутствием птиц, она подкрадывается к одному из отверстий, засовывает в него паклю и уже бежит обратно на свой наблюдательный пункт.

          Что теперь произойдет?.. Испугаются ли родители? Умрут ли с голода птенцы?

          Появляется чета ничего не подозревающих щурок и направляется к своему входу... но... с отчаянным жалобным криком они тотчас же взмывают вверх.

          В течение нескольких часов птицы не решаются даже приблизиться к своему забаррикадированному жилищу.

          Дует ветер, колышет, движет волокна пакли... наконец один из родителей все же набирается храбрости и подлетает... тотчас же снова улетает и снова возвращается ... к нему присоединяется второй... летая, они ударяют клювом то там, то здесь, стараясь вытащить паклю.

          А внутри птенцам уже надоело поститься в темноте, и они тоже начинают выталкивать пробку. Постепенно все они воодушевляются — и клюют и дергают, пока объединенными силами не вытаскивают паклю.

          Со стороны маленьких щурок это настоящий подвиг!

          Далее мы увидим, что эксперимент повторяется: в раскаленную от солнца стену втыкают пугало.

          Как только птицы его замечают, они собираются в стайки, бросаются на него, пытаются его спугнуть.

          Затем на экране появляется поперечный разрез пещерки щурок, и цветная схема показывает, как происходит кормление птенцов. Один из родителей проскальзывает в отверстие, пробирается по коридору к гнезду, а оттуда навстречу двигается самый голодный птенец. Остановившись, он принимает пищу, затем пятится в гнездо к братьям и сестрам. Там он отодвигается в самую глубину, как будто знает, что сейчас произойдет. И действительно, следующий птенец идет теперь вперед, и предыдущая сцена повторяется. Поэтому-то, если открыть гнездо-пещерку или просто положить еще не совсем оперившегося птенца на землю, он инстинктивно пятится назад как рак ...

          Самец и самка поочередно кормят птенцов, носясь в воздухе как стрелы. Благодаря длинному хвосту они очень поворотливы и легко подхватывают на лету порхающих бабочек и летающих насекомых.

          Под голубым небом, среди зеленой травы и желтого песка женщина в широкополой шляпе продолжает свои опыты. Она кладет птенцов щурки в коробку со стеклянными стенками. Бедные родители бьют клювом в стекло... они реют на месте, как колибри, но потом замечают, что брошенная в коробку тоненькая веточка дает возможность уцепиться за нее лапками. Они усаживаются на нее и в одной из стенок коробки находят отверстие для кормления. К сожалению, тонкая металлическая заслонка закрывает отверстие. Через нее нельзя протолкнуть принесенную пчелу, и напрасно царапают они клювами заслонку.

          Маленький медный ролик блестит на крышке коробки. От него к наблюдателю проведен белый шнур. Движение женской руки — шнур натягивается и поднимает металлическую заслонку.

          Веселый луг, смеющийся солнечный луч смотрят на эти странные ухищрения, на то, к чему можно приучить маленьких диких щурок : они прилежно приносят сюда бабочек, ос, шмелей. Птенцы протягивают клювы навстречу родителям, принимают от них насекомых и глотают их. Семейная жизнь течет без всяких помех, словно все это происходит в пещерке, а не в коробке со стеклянными стенками.

          Так проходит жаркая пора, а мы целыми неделями наблюдаем за полной движения жизнью щурок... Наконец, молодая естествоиспытательница наклоняется к маленьким птичкам-пленницам и выпускает их на свободу.

01.jpg (8999 bytes)          В это же время одевшиеся в яркое оперение птенцы постепенно покидают и естественные гнезда ; раньше всех самый крупный, а через несколько дней и следующие. Они присоединяются к взрослым птицам. На ночь птенцы еще возвращаются, но затем они все больше и больше удаляются от родных холмов.

          Желтые ягоды калины постепенно краснеют, указывая, что пришел конец лета. Кружащийся в вышине ястреб еще подстерегает добычу в окрестностях холмов, но теперь щурки едва удостаивают его своим вниманием.

          Они готовятся к перелету.

          Над Дунаем плывут розоватые облака, блуждает беспокойный ветер. Тихо становится в окрестностях лессовых стен, и покинутые птичьи пещерки ждут новой весны. 

 

Иштван Хомоки-Надь

 

К началу книги
Следующая глава: История одного сокола-балобана

 

.

упаковка для тортов пластиковая оптом
ProPhoto

Библиотека

herta1p.gif (61 bytes)

.

упаковка для тортов пластиковая оптом


У 1998-2001 Агентство Профессиональной Фотографии
Тел.: (095) 924-7816, E-mail: app@aha.ru

Rambler's Top100 Service