InterReklama advertising
InterReklama Advertising Network

ProPhoto

Библиотека

sova.gif (1273 bytes)

Методы учета сов

  В. И. Воронецкий, А. К. Тишечкин, В. Т. Демянчик  

Методы изучения и охраны хищных птиц.

(Методические рекомендации. Москва 1990г.)

 

herta1p.gif (61 bytes)

          Для фотографии необходимо наличие объекта съемки. В случае фотосъемки диких животных эта проблема осложняется всякими препятствиями чинимыми фотографу как раз теми объектами которые он жаждет запечатлеть. Они прячутся, затаиваются, улетают, убегают, зарываются в почву и т.п. Совы являются с одной стороны очень фотогеничными, с другой  - крайне скрытными фотомоделями. Технические трудности их фотографирования - ничто по сравнению с трудностями их обнаружения. Данная статья опубликована как раз для того, чтобы помоч вам в поисках этих красивых и таинственных птиц.

herta1p.gif (61 bytes)

herta1p.gif (61 bytes)

 

          Совы — трудные объекты для наблюдений и учетов в естественной среде обитания. Большинство видов ведет полностью ночной образ жизни. Бесшумный полет и скрытное поведение в течение большей части года служат серьезным препятствием в изучении многих сторон жизни этих птиц. Не случайно отечественные обзоры, посвященные учетам хищных птиц, не затрагивают, за редким исключением, сов (см., например, Ос-моловская, Формозов, 1952; Щеголев, 1977).

          Вместе с тем, за последнее десятилетие резко возросло число публикаций, посвященных изучению различных аспектов экологии, поведения и охраны сов. Эти проблемы обсуждены на специальных научных симпозиумах (США, 1979; Канада, 1987). В ряде стран приняты национальные программы по восстановлению численности, мониторингу и охране сов.

          В настоящее время для обнаружения и учета сов используют часто несовершенные и трудоемкие методы. Такое положение делает актуальной разработку унифицированных методов, которые, во-первых, обеспечивали бы получение достаточно объективных данных учетов для разных видов сов, во-вторых, содействовали бы повышению их эффективности. Статья основана на анализе многочисленных, в основном зарубежных, публикаций, а также на наблюдениях и личном опыте авторов, занимавшихся в течение ряда лет изучением распространения и экологии лесных видов сов в трех регионах европейской части СССР. В. И. Воронецкий исследовал поведение, акустическую сигнализацию и популяционную экологию ушастой совы и серой неясыти в антропогенных ландшафтах Подмосковья. В. Т. Демянчик работал над уточнением фауны сов Брестской обл., изучал особенности общей экологии и поведения филина, обыкновенной и бородатой неясытей, воробьиного и мохноногого сычей. В Витебской обл. сходные исследования экологии длиннохвостой неясыти и других сов проводил в Березинском заповеднике и его окрестностях А. К. Тишечкин.

МЕТОД МАРШРУТНО-ТОЧЕЧНЫХ ТРАНСЕКТ

          Наиболее распространен для оценки ночных хищных птиц метод маршрутных учетов. Исследователь, перемещаясь по маршруту, подсчитывает сов, основываясь на их естественной вокализации в разгар токования (см., например, Baumgartner, 1939; Craighead, Craighead, 1956; Orians, Kuhlman, 1957; Smith, Murphy, 1973; Щеголев, 1977; Nilsson, 1981 и др.). При этом параллельно используются вспомогательные приемы, такие, как осмотр охотничьих стаций в предзакатные и после-закатные часы, поиски насестов и мест гнездования по наличию перьев, погадок или помета, вспугивание птиц из предпочитаемых на дневках мест, поиск сов по крикам тревоги мелких воробьиных, подманивание ночных хищников на писк и шорохи, сходные со звуками деятельности мелких млекопитающих или других видов-жертв, и т. д.

          Как вариант такой методики, наиболее часто и широко в настоящее время используется стандартный метод маршрут-но-точечных трансект (point transects). Он был разработан шведскими учеными для выполнения национальных программ по мониторингу популяций птиц в Скандинавии, но получил признание во многих странах Европы и в Северной Америке (Svensson, 1974; BIN, 1978; Holmberg, 1979; Hilden, 1986 и др.). Согласно этому методу, сов учитывают во время трехминутных остановок через каждые 1—1,5 км при следовании по маршруту протяженностью 5—10 км. Однако широкое использование этого метода при проведении учетов разных видов в разных частях их ареалов со времененем выявило ряд существенных недостатков. В первую очередь — значительный разброс получаемых результатов и зависимость их от многих факторов.

          Следует несколько подробнее остановиться на наиболее важных переменных, определяющих точность этого метода в одинаково благоприятных погодных условиях.

Изменчивость голосовой активности птиц на протяжении репродуктивного цикла.

          Для большинства сов в весенний период характерно постепенное нарастание голосовой активности, достигающей максимума перед началом откладки яиц. Считается, что усиление вокализации регулируется в первую очередь увеличением продолжительности дня, происходящим в северных широтах более быстрыми темпами, и подъемом ночных минимальных температур. С откладкой первого яйца и началом инкубации число голосовых сигналов резко снижается, и вскоре брачная вокализация практически сходит на нет (Martin, 1974; Bondrup-Nielsen, 1978; Lundberg, 1979 а, в, 1980; Korpimaki, 1981). Так, количество мохноногих сычей в Швеции, учтенных на одном и том же маршруте, в марте-апреле изменялось в 8 раз, достигая максимума в конце марта (Holmberg, 1979). Понятно, что при слабо выраженной синхронности гнездования у сов применение только названного метода без значительного числа повторных учетов может дать лишь приблизительные оценки.

Изменчивость голосовой активности в течение суток.

          В дневные часы большинство сов малоактивно, звуковые сигналы издают редко и вполголоса. Ночью акустическая и двигательная активность имеет два максимума — в вечерние и предутренние часы (см., например, Webb, 1982; Mikkola, 1983; Burton, 1984; Cramp, 1985 и др.). Палмер, изучавший в Колорадо поведение двух видов мохноногих сычей (Aegolius funereus и A. acadicus), нашел, что самцы обоих видов обычно начинают кричать через час после захода солнца, выдерживая максимальный ритм примерно до полуночи. В предутренние часы подъем звуковой активности был менее выражен, но A. acadicus все же издавал токовые сигналы значительно чаще, чем A. funereus (Palmer, 1987). У некоторых видов сов иногда более ярко выражен раннеутренний пик активности. Это показано, например, для длиннохвостой неясыти Лундбергом (Lundberg, 1980). Впрочем, в отношении этого вида имеются данные и противоположного свойства (Korpimaki, 1986). Более того, есть основания утверждать, что по крайней мере у некоторых птиц распределение естественной акустической активности в ночные часы может быть иным. По нашим наблюдениям, у отдельных самцов серой неясыти, занимавших по нескольку лет подряд постоянные территории в окрестностях Звенигородской биостанции МГУ (Зап. Подмосковье), максимум звуковой активности не был строго фиксирован, его отмечали у разных птиц то в вечерние, то в предутренние часы или он приходился на короткие периоды, случайно распределенные в течение ночи. Очевидно, такая форма проявления голосовой активности определяется какими-то внутренними факторами.

          Таким образом, можно предполагать заметную изменчивость в проявлении голосовой активности многих сов на протяжении репродуктивного периода и в течение суток. Сигналы сов, будучи видоспецифичными, в то же время имеют широкую индивидуальную и популяционную изменчивость. Это обстоятельство, в свою очередь, не может не вносить некоторой неопределенности в результаты учетов, проводимых при регистрации естественной вокализации разных видов в разных частях их ареалов.

Изменение голосовой активности в зависимости от обилия добычи.

          Это явление отмечено для тех видов сов, успех размножения которых определяется численностью полевок. В связи с этим маршрутно-точечный метод может быть пригоден для проведения учетов, например, мохноного сыча в условиях Европейского Севера (с соответствующими поправками на долю птиц, подающих голос), только в годы, богатые полевками (Holmberg, 1979; Lofgren et al., 1986). Подобное поведение демонстрировали и мохноногие сычи Центральной Европы (Тюрингия, ГДР), где Эфнер в течение ряда лет изучал вокализацию этих птиц на гнездовых участках (Oefner, 1977). Было отмечено, что частота естественных перекличек сычей находилась в прямой зависимости от обилия корма на гнездовых участках — в годы с низкой численностью мышевидных грызунов сычи очень редко перекликались между собой и даже не отвечали на имитационные сигналы.

          Таким же образом ведут себя и другие виды сов-миофагов, которые в “неурожайные” годы резко снижают частоту вокализации на своих территориях. Низкая упитанность птиц к началу размножения, недостаточное число кормлений самки самцом перед яйцекладкой, неполноценные ухаживание и токование — все это, в конечном счете, приводит к разрежива-нию или даже разрушению сложившейся популяционно-тер-риториальной структуры вида (Hagen, 1965; Southern, 1970; Cha-rnov et al., 1976; Delmee et al., 1978; Andersson, 1980; Nils-son, 1981; Hirons, 1985; Scherzinger, 1986 и др.).

Доля токующих птиц в популяции.

          Можно считать, что для большинства видов сов характерна в целом общая закономерность: наиболее активно и в течение длительного времени в сезон размножения подают голос на своих территориальных участках холостые самцы. Именно такие птицы, реально не размножающиеся в данном сезоне, учитываются на маршрутах в первую очередь, вследствие чего их доля в популяции существенно завышается. Этому же способствует и высокая подвижность таких самцов. Например, холостые серые неясыти в Брестской обл., по нашим наблюдениям, в течение ночи совершают многочисленные перелеты, общая длина которых превышает 10 км. Наоборот, некоторые самцы неясытей из размножающихся пар в разгар токования других холостых и размножающихся птиц подолгу не обнаруживают себя естественной вокализацией. В целом для западной части Белорусского Полесья в сезон 1988 г. в разных местах на каждую гнездовую пару приходилось от 1 до 3 холостых самцов.

          Подобные данные получены и в отношении мохноногого сыча в Швеции, где эффективность учетов холостых птиц была почти в 1,5 раза выше, чем самцов, имеющих пару (Holmberg, 1979). По результатам наших наблюдений в Витебской обл. на южной окраине ареала этого вида, холостые сычи поддерживали постоянно высокую акустическую активность (несколько десятков токовых сигналов в час) до второй половины мая, тогда как самцы гнездящихся пар вокализировали значительно реже и раньше прекращали токование. Степень достоверности маршрутно-точечного метода в приложении к некоторым видам сов ярко иллюстрируют данные, полученные для уральской неясыти в Центральной Швеции Лундбергом (Lundberg, 1980). В период с января по май исследователь многократно проходил маршрут, пересекавший 15 известных территориальных участков этих птиц. Регистрируя естественную вокализацию, ему удалось в конечном счете выявить от 7 до 15 % гнездовых пар. Столь же скромные данные были получены для уральской (длиннохвостой) и серой неясытей в Витебской обл., где на известных территориальных участках неподалеку От гнезд во время учетных маршрутов и ночных дежурств проводили пятиминутные контрольные прослушивания. Присутствие хотя бы одной птицы на участках уральской неясыти удавалось регистрировать лишь в 15 % случаев (по 867 прослушиваниям), у серой неясыти этот показатель был несколько выше—22% (по 21 прослушиванию).

          Таким образом, имеется достаточно широкий набор ограничений для использования этого метода. Однако нам пока неизвестны серьезные попытки критического анализа этого метода и выявления факторов, влияющих на его точность при контрольном использовании радиомечения или иных приемов. Поэтому результаты, получаемые методом маршрутно-точечных трансект, следует считать предварительными и проверять их дополнительными способами: поиском гнезд, учетом выводков по голосам птенцов, подманиванием сов на голос добычи и т. д.

МЕТОД ВОСПРОИЗВЕДЕНИЯ ФОНОГРАММ

          Совершенствование магниторегистрирующей и воспроизводящей техники открыло для исследователей возможность широкого использования некоторых принципов акустического общения птиц для выявления малозаметных видов и для проведения их учетов. Эта методика (song playback) основана на провоцировании территориально-оборонительных реакций у самцов и самок, занимающих постоянные территории, на которых исследователь воспроизводит фонограммы голосов потенциальных конкурентов (Thorpe, 1961; Bremond, 1963; Brown, 1969; Hinde, 1969 и др.). Более подробно метод рассмотрен в ряде обзоров (Johnson et al., 1981; Marion et al., 1981; Fuller et al., 1981). Авторы подчеркивали его эффективность для работы с ночными птицами и пропагандировали широкое применение. Их выводы подтверждаются работами, успешно выполненными на широком спектре видов, таких как филин (Weber, 1983; Fremming, 1983), воробьиный сыч (Siegfried et al., 1965—1966; Mockel, 1980), домовый сыч (Авотиньш, 1988), мохноногий сыч (Bondrup-Nielsen, 1978, 1984; Palmer, 1987), ушастая сова (Анисимов, 1985; Воронец-кий, 1974; 1976; 1986), обыкновенная неясыть (Дацкевич и др., 1985; Puttgler, 1986), длиннохвостая неясыть (Предниекс, Страздс, 1984; Тишечкин, 1986; Тишечкин, Ивановский, 1988; Solheim, 1986), виргинский филин (Springer, 1978; McGarigal, Fraser, 1984), Strix occidentalis (Forsman, 1983; Forsman et al„ 1984], Strix uaria (Elody, 1983; McGarigal, Fraser, 1985), Otus asio (Lunch, Smith, 1984; Smith et al., 1987), Otus flammeolus (Reynolds, 1987), Tyto tenebrlcosa (Be-ruldsen, 1986), Aegolius acadicus (Swengel, Swengel, 1986).

          Таким образом, накоплен значительный массив данных, позволяющих оценить достоинства и недостатки используемого метода по сравнению с другими. Рассмотрим под этим углом зрения его некоторые особенности.

Воспроизведение фонограмм и ответные реакции птиц.

          Токовые сигналы большинства сов, как правило, имеют непостоянные частотно-временные характеристики, иначе говоря, самцы используют целый набор изменчивых брачных сигна- < лов. Это явление хорошо известно каждому, кто наблюдал за токованием ушастой совы или обыкновенной неясыти. Даже стереотипные, на первый взгляд, токовые сигналы северо-американской совки (Otus asio) имеют два варианта, при воспроизведении которых самцы демонстрируют также два варианта ответа, в зависимости от сезона (Smith et al., 1987). Поскольку отдельные звуки брачного репертуара обладают для сов большей или меньшей эффективностью, это обстоятельство может быть весьма важным при проведении уче- ' тов, и его необходимо иметь в виду при составлении фонограмм.

          Западные исследователи при составлении фонограмм пользуются записями из фондов национальных фонотек, образованных на основе коллекций квалифицированных специалистов. Это гарантирует необходимое качество воспроизводимых сигналов, соблюдение естественных интервалов между отдельными криками, а также возможность использования более широкого набора токовых сигналов и даже их диалектов.

          Продолжительность проигрывания записей во время оста- t новок на учетном маршруте, интервал между проигрываниями, дистанция обнаружения птиц по голосу в различных растительных сообществах и некоторые другие особенности имеют большое значение при работе с каждым отдельным видом. Поэтому так важны предварительные ориентировочные оценки численности добычи и возможной плотности населения птиц данного вида перед проведением учетов, а также предварительный выбор оптимальных мест воспроизведения записей. Так, если в год с высокой численностью добычи и высокой плотностью гнездящихся сов делать остановки слишком далеко друг от друга, результаты учетов могут быть существенно заниженными, так как многие совы могут занимать небольшие по площади и взаимно перекрывающиеся участки.

          Другая переменная величина, существенно влияющая на конечный результат, это расстояние, на котором учетчик может зарегистрировать ответные сигналы. Понятно, что каждому исследователю для конкретных условии необходимо определить слышимость ответов данного вида в различных биотопах.

          По оценке Смита (Smith, 1987), все разнообразие ответов, с которым исследователь может сталкиваться'на учетных маршрутах при воспроизведении фонограмм, может быть сведено, как минимум, к четырем основным вариантам:

а) сова кричит на расстоянии, сразу вслед за воспроизведением фонограммы, а затем с криками приближается к месту проигрывания;

б) сова кричит в отдалении, но не приближается;

в) сова незаметно подлетает к месту проигрывания и начинает кричать;

г) сова незаметно подлетает, но не издает криков, а бесшумно перемещается вокруг места проигрывания.

Частота и характер ответных реакции могут зависеть от многих внешних и внутренних факторов.

Факторы, определяющие ответные реакции сов.

          Для каждого вида могут быть существенны следующие внешние факторы: временной, погодный, фазы лунного цикла и интенсивность шумов окружающей среды. Как поодиночке, так и в комбинации друг с другом эти факторы могут определять интенсивность проявления ответной реакции сов. Временной фактор в свою очередь зависит от сезона года, от времени после захода или перед восходом солнца (Mikkola, 1983; Burton, 1984). Некоторые постоянно территориальные неясыти и совки, проявляя хорошо выраженную сезонную ритмику в ответах на проигрывание фонограмм, наиболее активны осенью и зимой, что соответствует периоду образования и защиты гнездовых участков. Весной, особенно в сезон размножения, эти птицы становятся более скрытными и реже отвечают на воспроизведение фонограмм (Martin, 1974; Smith, 1978; Carpenter, 1985; Smith et al., 1987 и др.).

          Единственным действенным погодным фактором, подавляющим активность ответов сов, является ветер. Возможно, при ветре существенно уменьшается радиус воспринимаемых совами сигналов, а наблюдатель, в свою очередь, также не всегда слышит и замечает откликающихся или подлетающих птиц. Кроме того, общая активность сов в таких условиях значительно снижается, так как из-за рыхлого оперения при ветре они теряют много тепла, поэтому стараются меньше перемещаться и не покидать заросли и укрытия (Wijnandts, 1984). Другие факторы — слабый дождь, толщина облачного покрова и низкие температуры, вероятно, не имеют столь существенного значения, особенно для северных видов. Однако сколь-нибудь пристально этим вопросом исследователи никогда не занимались (Siminski, 1976; Forsman, 1983; McGarigal, Fraser, 1985; Swengel, Swengel, 1986). Имеются сообщения лишь о нескольких видах североамериканских совок, у которых число и интенсивность звуковых сигналов заметно уменьшались по мере падения температуры среды (Casner, 1974; Beatty, 1977; Smith, McKay, 1984). Помимо этого, на симпозиуме в Вин-нипеге прозвучало замечание западногерманского исследователя Шерзингера, который полагает, что большинство европейских сов, биологию размножения которых он изучал в условиях зоопарков ФРГ, реагируют на изменения барометрического давления резким увеличением активности, включая и спонтанную вокализацию.

          В отношении воздействия на активность ответов сов такого фактора, как лунные циклы, сколь-нибудь серьезных исследований до последнего времени также не проводилось. Только по двум видам мелких североамериканских сов — Otus kennicotti и Micrathene whitneyi — имеются данные, свидетельствующие о прямой зависимости интенсивности их ответов от фазы луны (Johnson et al., 1981). Смит, изучавший эту проблему на примере Otus asio не смог подтвердить эту зависимость по крайней мере в отношении данного вида (Smith et al., 1987).

          При всем разнообразии поведенческих реакций крупных и мелких видов сов, можно считать правилом, что мелкие виды и молодые особи более терпимы к шумам, связанным с активностью человека. Максимально осторожны крупные виды сов, занимающие большие гнездовые участки.

          Характер и интенсивность ответных реакций птиц могут определять, помимо названных, и факторы биологического свойства, присущие самим совам. Особенно важны пол, возраст и число размножающихся в данное время видов, а также плотность их населения в изучаемом районе.

          В большинстве работ с воспроизведением фонограмм авторы использовали записи территориальных криков самцов (McGarigal, Fraser, 1985; Puttgler, 1986; Авотиньш, 1988 и др.). Однако некоторые исследователи отмечали при этом и активную реакцию самок, отвечавших криками и перемещением к источнику звуков при трансляции на их гнездовой территории голосов чужого самца или чужой самки. Такая форма ответной реакции описана у обыкновенной неясыти (Шаб-лявичюс, 1983), у ушастой совы (Voronetsky, 1987) и североамериканской совки Otus asio (Smith et al., 1987). Спрингер и Симински, изучавшие численность виргинского филина, показали, что самки значительно реже, чем самцы, откликаются на записи голосов своего вида, и это затрудняет проведение достоверных сплошных учетов (Siminski, 1976; Springer, 1978). При проведении учетов серой неясыти в Витебской обл., используя комбинированные серии записей (территориальные крики самца, чередующиеся с криками “кувит” самки), в большинстве случаев отмечали ответы самок, реагировавших на фонограмму ярче и острее, чем самцы (п = 7). В одном случае на гнездовой территории вообще отвечала только самка.

          Число размножающихся пар и расстояние между их гнездовыми участками также могут определять интенсивность ответ-тных реакций у некоторых видов. Самцы пятнистой неясыти Strix occidentalis в Северной Америке и длиннохвостой неясыти в Норвегии демонстрировали одинаково вялые ответы в годы, когда плотность популяции была очень низкой — в размножении участвовало мало пар, а на местности они были значительно удалены друг от друга (Forsman, 1983). В условиях разреженной популяции самцы длиннохвостой неясыти откликаются только на третью часть всех проигрываний (Solheim, 1986). Весьма вялые ответы демонстрировали при проведении наших учетов в Западном Подмосковье обыкновенные неясыти в разреженной популяции. И наоборот, в годы высокой численности этого вида, когда гнездовые территории очень малы и перекрываются, самцы могут весьма бурно реагировать на воспроизведение, а самки активно их при этом поддерживают (Hirons, 1985).

          Присутствие на учетных маршрутах крупных сов может подавлять активность ответов более мелких видов. Бондруп-Нильсон отметил, что мохноногие сычи прекращают вокализацию, если слышат поблизости крики виргинского филина (Bondrup-Nielsen, 1984); Otus flammeolus становится молчаливой, если рядом начинает кричать пятнистая неясыть (Marshall, 1939). В Березинском заповеднике и его окрестностях также наблюдали отсутствие реакции сов на голос более крупных видов в сочетаниях: мохноногий сыч — длиннохвостая неясыть, обыкновенная неясыть — длиннохвостая неясыть, длиннохвостая неясыть — филин. В Брестской области мохноногие сычи также прекращали вокализировать или молча удалялись, как только слышали голоса обыкновенной неясыти, даже на расстоянии 300 м. Однако холостые самцы обыкновенной неясыти и некоторые ушастые совы оставались индифферентны к голосу филина, что, казалось бы, противоречит другим данным. Имеются сведения, что и в некоторых других популяциях этот принцип проявляется не всегда (Аво-тиньш, 1988; McGarigal, Fraser, 1985). Все же ряд авторов рекомендует при проведении учетов вначале воспроизводить на маршруте голоса мелких видов, постепенно переходя к более крупным совам (Fuller, Mosher, 1981; Swengel, Swengel, 1986 и др.).

          Следует отметить, что при наличии многовидового населения сов нередко наблюдается ответ птиц на воспроизведение голоса другого вида, что, весьма вероятно, отражает сложную межвидовую конкуренцию (Swengel, Swengel, 1986). Так или иначе, это явление несколько повышает вероятность получения ответов разных видов, обитающих в данной местности, и способствует проведению более полных учетов.

          И, наконец, еще одним существенным фактором является привыкание отдельных особей к частым и слишком интенсивным проигрываниям. По литературным данным это явление отмечено у неясыти (Hirons, 1985), мохноногого сыча (Bond-rup-Nielsen, 1984) и у Otus asio (Smith et al., 1987). Авторам данной работы также приходилось сталкиваться с подобным поведением сов при проведении учетов некоторых видов в Брестской обл., в Березинском заповеднике и в Подмосковье. Привыкание сов к проигрыванию фонограмм кажется вполне естественным не только потому, что владельцы территорий не обнаруживают “нарушителей” и, тем самым, не получают подкрепляющих стимулов для демонстрации всего набора территориальных поведенческих реакций. Весьма важно и то, что совершенная слуховая система этих птиц и чрезвычайные способности к распознаванию и запоминанию различных сочетаний звуковых частот позволяют им легко идентифицировать (после нескольких повторов) искусственный “сигнал-подделку” (Раупе, 1971; Konishi, Kenuk, 1975; Knud-sen, 1980). Несомненно, еще более облегчает птицам задачу распознавания “подделки” проигрывание фонограмм на относительно коротких расстояниях — менее 50 м (см., например, Espmark, Fonstad, 1983).

Отрицательное значение проигрывания фонограмм.

          Хотя никто из исследователей, как нам известно, специально не занимался изучением этой проблемы, однако имеются косвенные свидетельства необходимости вдумчивого и осторожного использования метода воспроизведения фонограмм при проведении учетов.

          После прохождения исследователя по учетному маршруту отвечающие на искусственные сигналы птицы бывают сильно возбуждены и могут в течение длительного времени издавать крики и перелетать по занимаемым территориям. При этом они утрачивают обычную осторожность и вероятность обнаружения их хищниками резко повышается. Хорошо известно, что мелкие совы нередко становятся добычей более крупных. Даже такие крупные птицы, как европейские и североамериканские неясыти, включая длиннохвостую и бородатую, были обнаружены среди добычи виргинского и европейского филинов (Bent, 1938; Uttendorfer, 1939; 1952; Дементьев и др., 1951; Mikkola, 1976; Forsman et at., 1984 и др.).

          Другой стороной этой же проблемы может быть отрицательное воздействие проигрывания фонограмм в период расселения молодых особей, когда образуются пары и устанавливаются границы их территориальных участков, на которых они будут размножаться следующей весной. Частое и настойчивое проигрывание может отпугнуть молодых птиц с занимаемой территории или привести к нарушению их территориальных границ. Это обстоятельство учитывали американские исследователи при подсчете мохноногих сычей в горных лесах Колорадо в осенние месяцы (Palmer, Rawinski, 1986). Однако другие североамериканские или европейские ученые пока не обращали внимания на эту проблему.

          Можно также предполагать, что продолжительное проигрывание очень громких сигналов (гораздо более мощных, чем естественные) будет восприниматься некоторыми видами сов, особенно мелкими, как сверхнормальный (“супероптимальный”) стимул (Тинберген, 1969), собирающий или отпугивающий птиц на значительно больших расстояниях, чем обычно, что, в свою очередь, может провоцировать территориальные конфликты или иметь другие непредсказуемые негативные последствия.

Технология метода проигрывания фонограмм.

          Попытки жесткой стандартизации метода нам неизвестны, возможно, они не предпринимались именно из-за большого числа факторов, влияющих на точность метода. В целом при всем разнообразии подходов, метод воспроизведения сводится к нескольким приемам, которые используются исследователями в разных модификациях применительно к конкретным условиям.

1. Аппаратура для воспроизведения фонограмм подбирается таким образом, чтобы громкость воспроизводимых звуков точно соответствовала или была чуть выше громкости естественных сигналов, издаваемых дикими птицами. Качество работы аппаратуры предварительно проверяется в природных условиях. Неискаженные сигналы мелких сов должны быть удовлетворительно слышны на расстоянии 0,5—0,6 км, а сигналы крупных видов—до 1,0 км.

2. Воспроизведение фонограмм осуществляется с помощью выносного ненаправленного динамика или магнитофона с дистанционным включением, которые располагаются на остановках в 20—30 м от наблюдателя. Этот прием позволяет легче регистрировать ответные крики сов или их подлеты к источнику сигналов.

3. Фонограммы на каждой остановке маршрута воспроизводятся небольшими сериями с короткими интервалами для прослушивания. Так, Хольт и Хиллз рекомендуют придерживаться следующего порядка: прослушивание перед воспроизведением — 1—2 мин, воспроизведение фонограммы — 1 мин, прослушивание и регистрация ответов — 1 мин, воспроизведение — 1 мин, прослушивание — 1 мин. Продолжительность работы на одной стоянке может составлять 4—6 и более минут в зависимости от длины маршрута и других условий, определяемых учетчиком (Holt, Hills, 1987). В то же время следует иметь в виду, что хотя некоторые совы откликаются на искусственный сигнал практически сразу, все же, по данным американских исследователей, 85 % ответов Strix varia удавалось регистрировать только через 15 жим от начала эксперимента, а в первые 5 мин отмечали только 35 % ответов (McGarigal, Fraser, 1985). Аналогичные данные для длиннохвостой неясыти получены и в Березинском заповеднике: через 5 мин после воспроизведения отмечено 25% ответов, через 10 мин—81%, через 15 мин—97%.

4. Расстояние между остановками для воспроизведения определяется, исходя из общего правила: при учете мелких видов остановки планируются более частыми, чем при учетах крупных птиц. Кроме того, частота остановок корректируется в соответствии с относительным обилием потенциальной добычи.

5. Результаты экспериментов с воспроизведением фонограмм (как положительные, так и отрицательные) регистрируются для последующей обработки одновременно с другими данными: дата, место и время воспроизведения, погода (облачность, снежный покров), фаза луны, перечень откликающихся видов, расстояние до них, биотоп, характер и число ответных сигналов и прочая информация.

6. Следует воздержаться от воспроизведения фонограмм в непосредственной близости от гнезд и птенцов, если они найдены на маршруте.

7. Не следует воспроизводить фонограммы при подлете птиц, необходимо также учитывать возможность привыкания их к стереотипным сигналам.

          Дополнительно отметим, что точная информация об эффективности обнаружения птиц с помощью этого метода все же недостаточна. Так, Авотиньш (1988) без точного указания видов отмечает, что после первого прохождения маршрута удается регистрировать 40—50% птиц, после второго — 60— 70%, после третьего—90% птиц, имеющих гнездовые территории на постоянной пробной площади. В Березинском заповеднике после 3—5 прохождений маршрута удавалось выявлять в течение трех весенних сезонов свыше 90% длиннохвостых неясытей (п==37) и до 77% серых неясытей (п==13). Даже эти ограниченные данные показывают значительнне возможности метода воспроизведения.

Дополнительные приемы выявления и учета сов.

          Ни один из широко используемых ныне методов, включая и описанные, не обеспечивает абсолютной точности учета. Поэтому в некоторых случаях исследователям приходится пользоваться специальными приемами. Часть из них широко известна по литературным описаниям, другие разработаны и применяются отдельными исследователями.

          Особый интерес должны представлять, на наш взгляд, такие приемы, которые обеспечивают, во-первых, выявление максимального числа особей разных видов, населяющих изучаемую территорию, во-вторых — уточнение численности популяции конкретного вида сов при проведении мониторинга.

          Так, например, для выявления фауны сов и для оценки возрастного состава видовых популяции в Брестской обл. одним из авторов был разработан и испытан способ привлечения этих птиц на сигналы беспокойства — “реакцию моббинга” мелких воробьиных (Bourne, 1977; Curio et al., 1978; McPherson, Brown, 1981). Учеты проводили в конце августа, когда распадаются выводки и молодые особи рассеиваются по свободным территориям. В вечерние часы, энергично встряхивая кустарник и активно перемещаясь в зарослях, удавалось провоцировать крики беспокойства у сойки, зарянки, дроздов и других воробьиных птиц. Если общее беспокойство ослабевало, птицам демонстрировали пеструю домашнюю кошку. На сигналы тревоги подлетали совы 5 видов — воробьиный и мохноногий сычи, обыкновенная, бородатая и длиннохвостая неясыти. Всего таким образом в течение 'одного сезона было зарегистрировано и определено 29 особей. "Совы занимали 'открытые насесты (на 3—5 мин}, приближались к наблюдателю на расстояние до нескольких метров, выдерживали освещение электрического фонаря.

          Молодых особей можно было легко идентифицировать по остаткам промежуточного оперения на верхней части груди и по бокам шеи, по особенностям рисунка на внешнемконтуре лицевого диска — (он менее четок у молодых мохноногих сычей, обыкновенных и бородатых неясытей). Помимо этого, молодые особи в местах наблюдений вели себя более активно и шумно: задевали и обламывали тонкие ветки, активно ло-цировали, чаще перемещались. Кажется вероятным, что воспроизведение качественной фонограммы сигналов “моббинга” с помощью магниторегистрирующей техники также может дать хорошие результаты при проведении подобных исследований.

          В качестве другой иллюстрации приведем описание приемов, которые мы использовали для уточнения численности ушастой совы в Подмосковье. Длительные весенние ненастья, приходящиеся на период инкубации или выкармливания пуховичков, затрудняя охоту самцов, стимулируют вокализацию самок. (Если самки недостаточно упитаны (или ненастье продолжается более 3 ночей непрерывно), а самцы не могут принести никакой добычи, самки прекращают насиживание, начиная самостоятельно охотиться. В такие сезоны наблюдается повышенная гибель кладок или нуждающихся в обогреве пуховичков.) Последние, находясь в гнезде, издают громкие призывные сигналы. Чем дольше продолжается непогода, тем чаще и интенсивней звучат крики самок*, которые становятся весьма заметными, что облегчает поиски гнезд и учет гнездящихся пар. Хорошие результаты при проведении учетов в период инкубации или обогревания пуховичков дают имитация или воспроизведение голосов птенцов (Анисимов,1985; Voronetsky,1987) Самки на гнездах и нелетные птенцы легко откликаются на эти сигналы в ранние вечерние и в глухие ночные часы, когда не удается регистрировать их естественную вокализацию. Насиживающие самки при этом нередко вылетают к наблюдателю с криками беспокойства и тревоги. Их агрессивность в этот период бывает столь высока, что отмечали даже нападение на “чужого” птенца, перемещенного из другого выводка.

          В годы с низкой численностью добычи надежные результаты может давать старый, хорошо известный натуралистам прием подманивания сов на имитацию писка грызунов.

          Таким образом, некоторые особенности звукового общения сов могут быть весьма эффективно использованы для их выявления и проведения учетов. Очевидно, что число таких приемов для разных видов может быть велико, и современные исследователи используют только ничтожную часть потенциальных возможностей.

          В заключение необходимо подчеркнуть, что в настоящее время метод воспроизведения фонограмм представляется наиболее надежным для проведения учетов ночных хищных птиц. Недостатки метода в основном связаны со слабой изученностью многих факторов, определяющих его точность, а также с использованием метода в произвольных модификациях, определяемых подготовкой и степенью оснащенности исследователей. Очевидно, что надежность и точность станут более высокими, если разные исследователи, работающие с разными видами птиц в разных природных зонах, проведут конкретную отработку этого метода с целью создания единой методики. Именно это и должно быть, на наш взгляд, первоочередной задачей специалистов, занимающихся исследованиями экологии сов.

В. И. Воронецкчй, А. К. Тишечкин, В. Т. Демянчик  

.


ProPhoto

Библиотека

.



У 1998-2001 Агентство Профессиональной Фотографии    
Тел.: (095) 924-7816, E-mail: app@aha.ru

Rambler's Top100 Service